Жизнь Церкви: Благословение священника

«Благословение священника, как мы веруем, как переживаем, это благословение самого Бога… Поэтому и благословение священника имеет богочеловеческую природу. Господь — податель всех благ, но священник поставлен в Церкви как возглавитель. Неправильно говорить, что священник — проводник, потому что между небом и землей у нас только один Проводник — это Христос. Священник — руководитель общины, жизнь которой ему поручено направлять: не только нашу внешнюю жизнь, но и наши душевные и духовные переживания…
Вопрос в другом: мы, не выполняя благословение не только священника, но и благословение Церкви, не навлекаем на себя темные силы, но сами открываем им себя. Отказываясь от послушания, мы выводим себя с некой, проложенной Богом колеи, и, как корабль без парусов, начинаем быть влачимыми по житейскому морю нашими страстями, желаниями, постоянно сменяющимися мыслями, которые заменяют нам благословение и Церкви, и священника, и епископа…» протоиерей Александр Рябков


Наша сегодняшняя тема «Благословение священника».

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Александр Рябков, клирик храма св. вмч. Димитрия Солунского в Коломягах. Передача из Санкт-Петербурга.

Расскажите, пожалуйста, о том, что такое благословение священника по своей сути.

— Это широкий вопрос, и ответ должен быть развернутым. Благословение священника, как мы веруем, как переживаем, это благословение самого Бога. В Церкви все наполнено таинственной, мистической силой.

Разумеется, мы не должны отбрасывать человеческий фактор. Даже имея такое благословение, как Священное Писание, мы понимаем, что в нем участвовали и люди: пророки, апостолы, библейские писатели, и даже избранный народ, который сохранял, в чем-то дополнял, в чем-то комментировал эти тексты. Поэтому и благословение священника имеет богочеловеческую природу. Господь — податель всех благ, но священник поставлен в Церкви как возглавитель. Неправильно говорить, что священник — проводник, потому что между небом и землей у нас только один Проводник — это Христос. Священник — руководитель общины, жизнь которой ему поручено направлять: не только нашу внешнюю жизнь, но и наши душевные и духовные переживания.

Благословение имеет корни в Библии. Господь Сам дает многие благословения. Это не только подавание человеку или обществу благодатной силы, но и некое наставление. Например, благословение, когда Господь сказал людям: идите и населяйте землю. Оно не столько связано с подаянием даров, но с наставлением, которое человеку нужно выполнить.

По сути, все мы несем в себе благословение — это образ и подобие Божие. С одной стороны, это данность, с другой стороны, это задача.


— За богослужением мы слышим слова: «Благословение Господне на вас всегда, ныне и присно и во веки веков», то есть оно пребывает сейчас, все время и будет пребывать, это нечто, свойственное нам постоянно?

— Потому что мы крещены и миропомазаны, это еще одна разновидность Божьего благословения. Миропомазание — это, по сути, рукоположение каждого из нас в первый чин — звание мирянина, звание члена Церкви, подавание нам даров Святого Духа. Святое миро освящается самим Патриархом, поэтому каждый из нас имеет на себе личное благословение Патриарха, а через него, разумеется, благословение Божие.

Мы имеем в себе образ и подобие Божие, потом крещение, миропомазание, святые Таинства. Здесь мы видим иллюстрацию к словам апостола Павла «благодать воз благодать». Все сделано, чтобы она умножалась в нас. Главное — быть достойными приятия этого дара благодати и тех даров, которые нам постоянно подаются. Здесь, кроме священника, очень важен факт нашего собственного участия: насколько мы готовы исполнять то или иное указание. Не надо бояться слова наказание, ведь наказание — это наказ. И потому нестроения и переживания в нашей внешней жизни — тоже некое Божие благословение, Божий дар, который надо уметь понимать и принимать. Чего нам очень часто не хватает.


— В первохристианские времена благословение было таким же, как мы его знаем сейчас?

— Мы не можем глубоко погружаться в церковную археологию, да этого и не надо: дело не во внешней оболочке обряда. Природа подавания Божиих даров, благодати, разумеется, та же самая: наша церковь сохранила апостольскую преемственность и всю полноту православной веры, благочестия и традиции. Традиция заключается не только в сохранении обряда, но в том понимании духовности, которое имеет православие, и является отличным от иных проявлений религиозности в нашем мире. По своей форме оно могло и отличаться: возложение рук, осенение крестным знамением, прочитыванием каких-то долгих молитв. Мы понимаем, что обрядовая сторона могла поменяться.

Если обратиться к Таинству соборования, можно проследить, как оно менялось на протяжении столетий, эпох, дополнялось. Обряд — очень важная оболочка, без обряда ничего не происходит. Мы видим, что Сам Господь, исцеляя — а это тоже благодать — использовал то, что было под рукой: брал землю из-под ног, брение, растворял слюной и делал такую импровизированную мазь, которой помазывал глаза больному слепотой. Обряд позволяет нашей природе принять Божие прикосновение, Божий дар, Божию благодать.


— В псалме мы слышим «Благослови, душе моя, Господа». Разве Господь нуждается в благословении? Что это значит?

— Наш язык не имеет возможности полностью передать все смысловые оттенки. Например, мы знаем слово любовь, которым мы обозначаем и любовь к Богу, и к человеку, и к неким вещам. В этом есть некая ущербность языка, не именного нашего языка, но и вообще всех языков мира. Поэтому часто одним словом может отражаться суть разных понятий или разных событий.

Когда мы призываем свою душу благословить Бога, мы призываем именно славословить, благими словами восхвалять Бога. Смысл нашей жизни, по сути, благодарение.

Зачем Богу наше благодарение, благословение? Мы нуждаемся в том, чтобы Его славословить и благодарить, но не только своей речью, но и своей душой, разумом, сердцем, своим пониманием. Здесь мы приходим к размышлению о том, что такое благодарность и благодарение. И понимаем, что залог нашего счастья, нашей полноценной жизни именно в благодарности, когда мы умеем видеть, за что надо и можно благодать Бога. Когда мы не видим в своей жизни: каждом дне, часе, за что нам Бога благодарить, тогда мы глубоко несчастные люди.

Когда мы говорим о благословении человека Богом, то оно не только некое непонятное нам действие или факт. Мы уже говорили, что Господь, для того чтобы прикоснуться к нам, использует соматику этого мира — наши душевные и телесные свойства.

Если священник передает что-то благодатное от Бога человеку, то он тоже должен найти благие слова, чтобы эта благодать полноценно, не ущербно передалась человеку. Чтобы человеку воспринять что-то, ему надо ощутить это теми свойствами, которыми он обладает. Чтобы понять что-то духовное, человек использует свои душевные и телесные свойства: соматику и психосоматику в полном сочетании. Поэтому священник должен пребывать в постоянном размышлении о своем служении: о том, как он передает Божие благословение человеку, общине, верующим. Это тоже накладывает на нас важные обязательства, о которых мы не должны никогда забывать.

— Наша телезрительница из Самары спрашивает, почему мы не берем благословение у дьякона?

— В Церкви мы видим, что совершитель таинств — священник, дьякон помогает священнику. Священнику делегированы от епископа права для совершения таинств. Если мы обратимся к церковной истории, литургике, мы увидим, что очень часто повторяются слова о том, чтобы ничего не делать без епископа.

Когда Церковь разрослась и стала Вселенской, по крайней мере, по масштабам того времени, когда вселенной была Римская империя, Церковь охватила эту территорию и потом вышла за ее пределы к варварским племенам, далеким от античного мира. Назрела потребность, чтобы у епископа были помощники, которые совершали бы таинства даже без присутствия самого архиерея, эти права были делегированы священнику, и он стал, по сути, звеном между епископом и мирянами — народом Божиим.

Священник ведет духовническую работу, что является одним из столпов благословения, дарования и подавания человеку даров Святого Духа. Мы приходим к тому, что необходима осмысленность всякого благословения.

Священнику надо понимать, что его благословение берется не с потолка, а именно от глубокого размышления. Люди глубокой духовной жизни, те, кто сейчас уже признан Церковью как святые, никогда не стыдились говорить людям, что они не могут сегодня ответить на вопрос или благословить, дать оценку переживаниям или запросу. Они могли сказать, что им надо помолиться, поразмышлять или даже посоветоваться с более старшим священником или даже епископом. Слова Игнатия Брянчанинова «ничего не делать без епископа» до сих пор остаются актуальными.


— Какова сила уже данного благословения? Имеет ли оно в себе некую самостоятельную силу?

— Размышляя над этой темой, очень важно сразу удалиться от магизма. Это важная составляющая правильного понимания этой темы. Магизм, как некая наша зависимость нас от каких-то движений, благословений, сглазов и тому подобного, является греховной природой нашего человечества. В связи с этим мы имеем серьезную проблему.

На благословение надо смотреть с другой стороны, не через призму магизма, а через призму честности. Когда мы берем у священника благословение на что-то, мы должны это выполнять. Здесь вопрос не в том, что нас кто-то или что-то накажет за неисполнение чего-то, что у нас какая-то детерминированность, которая повлечет наказание за невыполненное благословение. Ни в коем случае.

Вопрос в другом: мы, не выполняя благословение не только священника, но и благословение Церкви, не навлекаем на себя темные силы, но сами открываем им себя. Отказываясь от послушания, мы выводим себя с некой, проложенной Богом колеи, и, как корабль без парусов, начинаем быть влачимыми по житейскому морю нашими страстями, желаниями, постоянно сменяющимися мыслями, которые заменяют нам благословение и Церкви, и священника, и епископа.


— Может быть, самый болезненный вопрос о невыполнимости благословения. Когда нам дано благословение, но оно кажется нам или абсурдным, или невыполнимым. Что делать?

— Если благословение кажется нам абсурдным, мы должны искать разъяснения у того, кто дал нам это благословение. Я думаю, здесь надо сразу отказываться от выполнения и от того, чтобы давать какую-то оценку священнику, которое дал нам благословение. Надо искать поддержки. Я уверен, что священник всегда помнит, что он пастырь, то есть тот, кто пасет, кто охраняет, наставляет, огораживает. Мы имеем много слов, которые описывают священника: пресвитер, старец, то есть некий отец, человек уважаемый. У монахов это игумен, архимандрит. Архимандрит — это тот, кто пасет стадо, управляет загоном, где пасутся овцы.

Если священник видит, что человеку трудно, он сомневается, он должен укрепить его, помочь исполнить. Где-то по-отечески, с любовью оградить его от искушений, где-то понизить градус той напряженности, что возникает с выполнением. Но если мы сами ищем благословения, испрашиваем его в исполнении какого-то правила или какого-то небольшого подвига, то, разумеется, мы должны это благословение выполнять.

Другое дело, что и сам человек, который просит благословения, должен рассчитывать свои силы. Очень часто благословения, которые мы необдуманно испрашиваем, связаны с нашей гордыней, самомнением и желанием славы, даже речь идет не о житейской славе.

Но и пастырь должен внимательно различать тех духов, которые руководят мирянином, которые испрашивает у него то или иное благословение.

— Вопрос телезрительницы: Когда я подхожу к батюшке под благословение, должна ли я объяснить ему, для какой цели я беру у него благословение?

— Если мы берем благословение на простое, житейское дело, на какой-то отрезок сегодняшней жизни, здесь не надо ничего пояснять. Но когда мы приходим к священнику, чтобы, кроме его помощи, попросить и совета, то, разумеется, мы поясняем и свой вопрос, и то смятение или печаль, которые нас сегодня смущают или терзают. Если мы хотим, чтобы священник дал нам наказ, совет, как нам поступить в этой ситуации и благословил на выполнение этого вектора, то здесь необходимо пояснять.

— Может быть, Вы, батюшка, не сталкивались с такой ситуацией, но она существует: когда миряне, держа в уме какую-то проблему, подходят к священнику, просят благословить, а потом говорят о том, что делают нечто по благословению батюшки. Хотя тот батюшка об этом не знает, поскольку было испрошено простое благословение. Как быть?

— Может быть, такое и случается. Но как я верю в наше духовенство, так же я верю и в наших мирян. Не думаю, что у большого процента наших верующих есть такие извращенные представления о благословении.

Если кто-то так и считает, он, разумеется, глубоко заблуждается, когда считает, что подставляя под благословение голову, в которой роятся какие-то мысли, считает, что эти мысли были благословлены рукой священника. Это весьма сатирическая схема и, конечно же, глубоко ошибочная…

Полностью Телепередача «Беседа с батюшкой» православного канала «Союз»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: